18.10.2019

Как стать лучше?

— Плохой, тяжелый характер — это какая-то психологическая особенность личности? Которая диктует определенное поведение?

— Характер — это целый свод качеств, и врожденных, и приобретенных. Из них человеческая личность, отчасти, и состоит. Почему у кого-то он хороший и легкий, а у кого-то — плохой и тяжелый?

Есть черты врожденные. Их изменить трудно. Ну, скажем, флегматичному интроверту не стать экстравертом-сангвиником. Он может ловко прикидываться, играть чужую роль, но до поры до времени. Истинное лицо все равно рано или поздно выйдет на поверхность. Да, бывает такое, что после каких-то потрясений или в силу других обстоятельств люди сильно меняются. Кардинально. Но это редкость.

Но подавляющее большинство черт характера — приобретенные. И когда мы говорим, что характер у человека «не сахар», чаще всего имеем в виду именно их. Потому что сангвиник и флегматик — это как блондин или брюнет. То есть, не хорошо и не плохо.

А вот скандальность, злобность, завистливость, гневливость, истеричность — это как раз то, что делает наш характер «плохим». И это точно не врожденное.

— Получается, что, оправдывая себя дурным характером, мы грешим против истины?

— Вот именно. «Преподносим» характер, как нечто неизменное. И как бы заявляем, что вот да, я такой плохой, любите меня таким, какой есть. Вместо того, чтобы изменить в себе те черты, которые причиняют другим людям, да и нам самим в итоге, дискомфорт.

Женщины чаще мужчин склонны терпеть дурной характер партнера. А партнер беззастенчиво этим пользуется. И у дурного характера есть масса разновидностей. Скажем, «тонкая натура». Была у меня пациентка с таким вот мужем, «тонким». Умница, красавец, эрудит, музыкант. Все при нем. И со стороны — не семья, а идиллия. Но вот только наедине с женой этот блестящий мужчина вел себя совершенно непотребно. Нет, не бил, не ругал нецензурно. Но регулярно, тихо и интеллигентно говорил такие вещи, от которых у супруги случались сердечные приступы и нервные срывы.

Женщина пыталась пожаловаться матери. И получила в ответ: да что ты, дочка, он у тебя просто тонкая натура, понимать его надо. Эта жизнь привела ее в клинику неврозов. А муж стоял первым в списке, кого к пациентке нельзя пускать.

— Но, возможно, тут дело не столько в характере, сколько в психологических отклонениях?

— Даже специалисту трудно сразу определить, насколько пациент психически вменяем. Тут есть один важный момент.

Правосудие считает, что человек не отвечает за свои поступки, если он душевно болен. Или находится в состоянии аффекта — когда, условно говоря, на глаза падает пелена и мозг отключается. Но это если речь идет о преступлении. А вот такие «тихие» преступления, как психологическое насилие, токсичная коммуникация, мы привыкли оправдывать характером. И терпеть.

Есть реальное психическое нездоровье. Когда у человека диагноз. И с этим ничего поделать нельзя. Есть так называемые акцентуации. То есть, скажем, мужчина не шизофреник. Не шизоид. Но некие шизоидные черты типа подозрительности, недоверчивости, излишней скрытности присутствуют. С ними можно работать и преодолевать — при желании.

Существует еще и то, что можно назвать «психологической распущенностью». Человек ведет себя неадекватно, дурно, вызывающе не потому, что не может по-другому. А из-за того, что он так привык, и окружающие всегда этому попустительствовали. Вот он и распоясался.

— Может ранящее других поведение объясняться какими-то глубинными психологическими травмами?

— Может. Но, на мой взгляд, сегодня мы уж слишком многое ими оправдываем. Вот пример. Мужчина предлагает своей потенциальной невесте раздельный бюджет в планируемом ими браке. Женщина удивлена. Для нее семья — это и совместные деньги.

А жених «вываливает» на нее свою психологическую травму. Что в предыдущем браке он жену содержал. Жена общие деньги тратила на любовника. И он очень этим уязвлен. И повторения не хочет. Потому бюджет — только раздельный.

На этом примере я хочу пояснить механизм, как нас вынуждают быть «терапевтами» для чужих травм. И используют эту травму как оправдание для своих поступков. Но у него есть выбор. Попробовать простить «обидчицу». Пойти к психологу и нивелировать эту ситуацию. Не вступать больше в брак.

Что же делает он? Он использует свой болезненный опыт как инструмент манипуляции. Делать с ним ничего не хочет, а ответственность перекладывает на женщину. С посылом: да, я такой. По-другому вести себя не хочу.

— А если травма есть, но она неосознаваемая? И человек делает больно и при этом не понимает, почему он так себя ведет?

— И такое бывает. Но я хочу сделать акцент вот на каком моменте.

Один психолог сказал как-то: у всех у нас в детстве были деревянные игрушки и высокие подоконники. То есть, каждый человек накапливает определенный опыт ситуаций, которые накладывают отпечаток на его характер. И поведение.

Психически здоровая личность с травмами, акцентуациями или эгоистичной «распоясанностью» все же понимает, что ведет себя как-то не так. Что его поведение вызывает у людей определенную реакцию. Тут есть два пути. Первый — все же разобраться со своими психологическими проблемами. И жить по-другому.

Второй — махнуть рукой. Списать все на свой тяжелый характер. Продолжать вести себя так, как комфортно. Причиняя при этом боль и вред окружающим. И это их выбор. А ваш выбор, соответственно, быть или не быть рядом с такими людьми.

— Что делать, если «дурной» характер не у партнера, а у меня? Как его изменить?

— Если нет желания или возможности разбираться со специалистом, то можно попробовать поработать над собой самостоятельно.

Первое — понять, что именно с вами не так. Точнее, с вашим характером. Скажем, окружающие считают вас истеричной. Попробуйте разобраться, что именно толкает вас к тому, чтобы закатывать истерики.

Возможно, это отголоски какой-то детской травмы, когда подобное поведение было единственной возможностью привлечь к себе внимание взрослых. В этом случае стоит объяснить себе, что вы уже взрослая. И, кроме истерик, есть масса способов обратить внимание других людей на себя и свои проблемы.

Может быть, ваша истеричность — это выражение повышенной тревожности и эмоциональности. Тогда стоит найти способы глушить тревогу и выражать эмоции как-то иначе.

Есть вероятность того, что модель «истеричка» позаимствована вами у кого-то из близких родственниц.

В общем, варианты исправления есть всегда. Самый, на мой взгляд, опасный путь — тот, на который нас толкает один из сегодняшних трендов. Люби себя всяким, принимай со всеми недостатками, менять в себе ничего не надо. Эта «сладкая пилюля», дает возможность оправдать все. Но все же думается, что мы пришли на этот свет для того, чтобы стать лучше. Хоть на чуть-чуть. Тяжелая работа, но полезная и достойная.

Марина Фокина

Spread the love
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять